Australia Travel Marketing

Информация о стране

Услуги

Маршруты

Варианты туров

Типы туров

Активный отдых

Фотогалерея

Новости

Отчет о поездке по Западной Австралии

12.10.2007 04:29

Не очень романтическое путешествие по Западной Австралии.
 

  Западная Австралия, простираясь на территории 2,529,875 кв. км, является самым крупным штатом Австралии. От Перта, столицы Западной Австралии, быстрее добраться до Индонезии, чем до любого крупного австралийского города. Омываемый со всех трех сторон индийским океаном штат до сих пор остается самым малонаселенным, диким и неизведанным куском гигантского острова под названием Австралия.
  Наше путешествие началось в Перте – столице западной Австралии. Город раскинулся на живописных берегах реки Свон (Лебединой) зажатый с двух сторон между океаном с запада и пустыней с востока, что создает здоровый и ровный климат круглый год. Лебединая река получила свое название благодаря черным лебедям, обитающим исключительно в районе Перта. В английском языке была поговорка «Это не может быть никогда, как лебедь не может быть черным». Представляете, какого было удивление британского колонизатора капитана Дмеймса Стирлинга, когда в 1829 г. он и его команда увидели черных лебедей плывущих по реке!
  В Перте мы посетили монетный двор, построенный по приказу британского правительства в 1899 г. в результате бума золотодобычи в районах Кулгарди и Калгури. Здесь мы узнали, что из 26 самых крупных золотых слитков в мире, все 26 были добыты в западной Австралии. Нам показали, как при температуре 12000С выплавляют золотые слитки, те самые, на которые потом ставится печать страны и они хранятся в золотом запасе. В музее были образцы слитков разных стран, в том числе и с печатью СССР. «А вы знаете, что золото такой плотный металл, что все золотые запасы мира могут войти в дом из трех спален?»,- спросили нас. Что-то трудно поверить. Здесь же хранятся медали, выпущенные к олимпиаде 2000 г. в Сиднее.
  Устав от суеты города, мы взяли напрокат машину и отправились на север в сторону Брума, романтических пляжей индийского океана, диких просторов аутбека, районов добычи жемчуга и аборигенских поселений. По карте нам предстояло пройти около 2,5 тыс. км., но мы явно недооценили ситуацию. К концу путешествия у нас на счетчике было все 4 тыс.
 

 

  ачали мы наше путешествие с посещения национального парка «Намбунг» (в наречии местных аборигенов обозначающее «змея»), дорога по которому действительно извивается в виде змеи, упираясь в пустыню Пинаклс. Наверное, это вторая по узнаваемости картинка после красной горы Улуру. Известняковые столбы, которые доходят до высоты 4 метров, возвышаются над просторами песчаной пустыни, как разрушенные колонны древнего города. Датские и французские мореплаватели, которым открывался вид на пустыню Пинаклс с океана, так и наносили это место на карту как развалины древней цивилизации. Когда-то это было дно океана, потом вода ушла, и образовалась густая растительность с плотной корневой системой. С веками и растительность пропала, и под воздействием выветривания, там, где прежде были корни деревьев, образовались глубокие ямы. В конце концов, на поверхности остались только одинокие известняковые наросты. В период с августа по октябрь национальный парк Намбунг и окрестности покрывается коврами диких цветов.
  В районе Пинаклс мы наткнулись на поле с ветряными мельницами, которое обслуживает электричеством не только окрестные районы, но и пертский опреснительный завод. Ветряки, как оказалось, это довольно часто используемый способ получения электроэнергии в Западной Австралии, где расстояния между населенными пунктами определяются сотнями, а кое-где и тысячами километров.
 

  Заночевав в единственном придорожном мотеле в городке Сервантес на границе пустыни Пинаклс, мы отправились в сторону Джеральдона. Как мы потом поняли, это был последний город на нашем пути. Здесь мы вкусно перекусили морепродуктами, запаслись водой и консервами, воспользовались услугами интернета в местном кафе, думая, что, наверное, в последний раз...

 

Вечер нас застал в Калбари. Тихая гладь озера, по которой плавают небольшие рыбацкие лодчонки, никого не боящийся пеликан, вырывающий рыбу из рук испуганного ребенка, багровое марево заката убаюкивало, и совсем не хотелось вставать с песка.

 

  А на утро, обув новые белые спортивные тапочки (какая я была наивная), и, вооружившись фотоаппаратурой, мы отправились полазить по окрестностям Калбари национального парка. Петля, образуемая высохшей рекой в глубине каньона, создала естественное возвышение в центре, откуда открывается вид на древнейшие скалистые образования из песчаника, покрытые скупой низкорослой растительностью. Сквозь одну из скал (Nature Window), как через окошко, открывается вид на каньон и высохший ручей.

 


  К обеду мы вновь были в пути, так как нам предстояло пройти еще километров 250 до морского национального парка Шарк Бэй (акулий залив, занесен в книгу мирового наследия ООН). Здесь на North Coastal Highway мы в первый раз познакомились с Роад Хауз (придорожный домик). Фактически это заправка, кафешка, маленький магазинчик, и иногда даже примитивный ночлег для тех, кого ночь застала в пути. В одном из них мы даже нашли интернет. Расстояния между населенными пунктами вдоль хайвея 200-600 км, поэтому без бензина и короткой стоянки подчас не протянешь, хотя мы научились устраивать туалетные стоянки по дороге, под термитником или каким-нибудь «черным мальчиком» (так европейские поселенцы называли травяную пальму, но теперь это название считается политически некорректным). North Coastal Highway – это оказывается дорога номер 1 в Австралии. Мы даже не знали, что это оказывается продолжение Пасифик Хайвея, которые тянется вдоль восточного побережья Австралии, и делает кольцо вокруг всего континента, возвращаясь в точку своего начала. Дорога на удивления хорошая, ехать пока светло можно со скоростью 160 км. в час без проблем, хотя официально максимальная скорость на австралийских хайвеях 110. (В темноте правда гнать не рекомендуется, под вечер кенгуру выпрыгивают на дорогу. Много убитых животных лежит на обочине). Полицейских на дорогах очень мало, но на перегоне от Карнаворна до Эксмаута мы все-таки умудрились встретить полицейского (который был третьей машиной встретившейся нам в этот день на дороге), и получить заслуженный штраф.
 
  С этого вечера пошла красота, за которой мы забрались с такую даль. В ночи мы прибыли в городок Денам, Парк Шарк Бэй, и остановились на ночлег в местечке Манки Мая. Огромный океанский двойной залив просто «кишит» морской живностью, дельфинами, акулами, скатами. Здесь можно взять напрокат 4WD и прокатится по бездорожью.
  Мы остановились в “ Monkey Mia Dolphin Resort”, уютно расположенном прямо на берегу. Изумрудно прозрачная гладь воды, просто открыточные пейзажи, яхты, пеликаны, разгуливающие по песку.
  С утра нас разбудил шум толпы. Наш домик стоял прямо у причала, с окнами на берег. Выскочив босиком в чем были, нашим глазам предстало удивительное зрелище. У кромки воды стояла толпа народу, некоторые были с ведрами с рыбой, а в полной водорослями воде суетились жизнерадостные дельфины, выскакивая, улыбаясь, будто заглядывая в лица людей и пытаясь предсказать, от кого они получат следующую награду. И, конечно же, пеликаны стояли неподалеку, в ожидании, что может и им что-то перепадет.

 
  День провели в поисках дюгоней (морские коровы) с борта яхты, так и не нашли, зато повстречали стаю дельфинов, которые долго кружились вокруг яхты, играя в волнах и солнечных лучах, делая все возможное, чтобы не попасть в кадр фотоаппарата. Потом поездили по окрестностям. Заехали на Шел Бич (ракушечный пляж), где вместо песка маленькие ракушки величиной с наперсток и меньше. Пришлось ходить по песку в босоножках, так как ступить ногой на такой «песочек» больновато. Зато красота, и никого народу. Потом «заскочили» в национальный парк Francois Peron и в Хэмелин Пул (бассейн). Здесь в мелкой теплой соленой воде «растут» строматолиты, окаменелые образования, состоящие из микроорганизмов Цианобактерия - самая простая и самая древняя форма микроорганизмов на земле (около 3 миллиардов лет).
  Двух дней в Манки Мая было мало, но нас впереди ждал Корал Бэй (коралловый залив) на рифе Нингалу. Поселок Корал Бэй изначально был основан как научно исследовательская станция в 60-х годах прошлого века. Поселок разросся за счет посещения большого количества туристов, в основном бэкпекеры, европейская молодежь, или уже люди в возрасте со своими караванами (домиками на колесах). Уровень жилья, мягко говоря, неприхотлив, от палаток и караванов до мотеля уровня 2*. Электричество здесь на дизеле, вода подается уже горячей из артезианской скважины с глубины 350 м. В сезон поселок может разместить до 2 тыс. приезжих. На весь городок есть 3 паба и ни одного полицейского участка. Народ приезжает сюда в основном, чтобы поглядеть на красоты рифа, поплавать с китовой акулой или гигантской мантой. Здесь в период цветения кораллов (апрель-июль) можно наблюдать за самой крупной рыбой на планете – китовой акулой. Длинной они доходят до 18 метров, питаются планктоном и мелкой рыбешкой как киты, а дышат жабрами, как акулы, отсюда и название.
 

 

  Так что мы, тоже не теряя времени, заказали себе два круиза: один за акулой, другой за мантой. Наутро накачавшись Квелом, благо кормить рыбок моим завтраком мне не очень хотелось, мы погрузились на небольшое судно с командой человек 5 и еще 12-ю такими же как мы любителями подводного мира. Надев на нас костюмы, с нами провели инструктаж, и тренировочный «заплыв», чтобы проверить достаточно ли хорошо мы плаваем. Поэтому поводу первую половину дня мы были в мокрых костюмах, пока не наконец-то не нашли долгожданную акулу. Китовую акулу искали профессионально, совместными усилиями с исследовательской станцией, а также посредством самолета, который то кружил над головами, то уходил куда-то вдаль. Наш капитан расслабленно «держался» одной ногой за руль (находясь в верхней части рубки), и вел переговоры с пилотом по рации. К двум часам дня, окончательно замерзнув на ветру в мокрых костюмах и уже хорошо пообедав, мне уже совсем не хотелось видеть никакую акулу, будь она китовая или какая другая. И вдруг нам дают команду построения. Пилот засек акулу, и все корабли вышедшие из Корал Бея стремительно направились к месту ее нахождения. Сегодня кораблей было всего два, что радовало. Сначала наш инструктор выпрыгнул за борт и поплыл в направлении, указанном пилотом. Потом он поднял руку вверх, знак капитану «нашел», и тот направил корабль поближе к инструктору. Первой группе приказали прыгать в воду. Оказавшись в воде, как учили, я стала сканировать поверхность воды в поисках этой рыбки, и вдруг у меня внутри все екнуло: что-то огромное пятнистое плыло прямо на меня. По инструкции мы должны были плыть с боку на расстоянии не ближе 2-х метров, чтобы не беспокоить, и чтобы она случайно не задела назойливых «прилипал». Весь мой страх как рукой сняло, я с неизвестно откуда взявшимися силами поплыла рядом с этим плавучим домом, совершенно завороженная ощущением этой нереально магической силы. Она (а это была именно она, а не он, по словам второго инструктора по совместительству фотографа, который заплыл к ней под брюхо) плыла быстро, и через некоторое время мы стали отставать. Также нужно было уступить место другой группе, и мы оставили акулу в покое и погрузились на корабль. Процедура заплыва повторилась несколько раз, после чего мы усталые, но очень довольные вернулись в Корал Бей.

  На следующий день мы плавали с Мантой. Манта, как оказалась, плавает с еще большей скоростью, чем китовая акула, так что на третий заплыв я сломалась. Но ребята в группе плавали еще много раз, манты были разные, черная сверху, белая снизу, или полностью черная. И они вращались, пропуская питательную воду сквозь себя.

 

  Корал Бей не единственное место выхода на риф Нингалу. Еще через сто километров на север есть городок Эксмаут, расположенный на самой верхушке Северо-Восточного мыса. Этот городок построили американцы, для обслуживания своей военно-морской базы. Американцы в начале 90-х отсюда ушли, и городок начал вымирать. Однако сейчас он опять стал набирать силы за счет туризма. Мы остановились на ночь в замечательном мотеле Best Western Sea Breeze Resort на территории бывшей американской военной базы. Офицерские казармы переоборудованы под отдельные номера, в стене в номере до сих пор сохранилось переговорное устройство с командным пунктом. На следующий день выехали на мыс, проехали по берегу национального парка Кейп Рендж, искупались на диком песчаном пляже Turquoise с изумрудной водой. Возвращались в сумерках, солнце садилось за океан, и все кенгуру, как будто у них нам была сходка, скакали с востока на запад в сторону песчаного пляжа, перебегая нам дорогу. Приходилось ехать очень медленно. Пару раз вместо кенгуру показывались страусы Эму. Но этим было все равно, в какой стороне садилось солнце.

 

  На следующий день нам предстоял длинный путь в глубь континента, на восток в национальный парк Кариджини, второй по величине национальный парк в Австралии. Низкорослая зеленая растительность западного побережья сменилась бескрайними красными степями, перемежающимися местами скалистыми образованиями красного, а иногда темно-красного, почти черного цвета. Тогда мы поняли, что вступили на территорию того, что называется Австралийский Аутбэк. Я видела и Улуру и Ката Тжута в центральной Австралии, но что скал подобных Улуру может быть столько много в одном месте, я даже не представляла.

 

 

  На въезде в национальный парк Кариджини расположен шахтерский городок Том Прайс. Стены домов, улицы, одежда людей покрыта красно-рыжей железной пылью. Шахта раскинулась у подножия красно-черной горы, с края которой откалывают куски руды, и, погружая в вагоны поездов, отправляют Карату и Порт Хедленд, откуда на кораблях переправляют в Китай и Японию. Ночевали мы в замечательном эко лодже Karijini Eco Retreat в прямо в лесу. Наш домик – палатка, постоянно оборудованный тент, с окнами, туалетом и душевой, откуда ночью открывался вид на австралийское звездное небо.

 

  И отсюда мы отправились на прогулку по национальному парку. То, что мы увидели словами передать трудно. Гигантские красные разломы, через которые пробивается река, украшая расщелину водопадами, кристально чистыми бассейнами, покрытыми живописной растительностью.

 

  Особенно производит впечатление смотровая площадка Oxer Lookout где 4 ущелья (Red, Hancock, Weani, Wittenoom) сходятся в одном месте крестообразно, образуя гигантский колодец более 100 метров глубиной посередине, смотришь на это сверху, дух захватывает. Здесь мы пожалели, что не захватили с собой вертолета

 

  В Брум добирались с приключениями. Сразу хочу сказать, что не рекомендуем никому останавливаться на ночевку в Порт Хедленд. Такой дыры мы даже в аутбеке не ожидали увидеть. Портовый город, куда ежедневно погружают четыре океанских грузовых судна с железной рудой на отправку в Китай и Японию. Красивый берег индийского океана, и бараки, стоящие прямо на берегу, покрытые толстым слоем красной пыли.

 

  Зато, какие пляжи при подъезде к Бруму... Последний кусок в 600 километров от Порт Хедленда до Брума давался уже тяжело, и какое было удовольствие остановиться на отдых на Восьмидесяти Мильном пляже. Вода здесь почему-то ушла от берега далеко вглубь, и чтобы дойти до места, где можно было бы искупаться, нужно было идти сначала по покрытому чудными ракушками песку, а потом по бесконечной мели. Во все стороны, куда не посмотришь, был бескрайний горизонт, океан с одной стороны, красная степь с другой. Вот они дикие просторы Австралии, вот он край земли.

 

 

  И настоящим подарком и наградой усталому путнику оказался Брум. Теплые волны индийского океана, которые даже в разгар зимы согревали нас, и волшебный закат на Кэйбл Бич. Сюда во время заката съезжаются люди на машинах, верхом на верблюдах, серфингисты на досках, на яхтах и лодках, на маленьких самолетах кружат над водой, и просто на своих двоих с бокалом шампанского в руках. Потому что закат в Бруме самый красивый закат в мире. И даже ради одного этого стоило прокатить четыре тысячи километров по пустынным дорогам Австралии.

 

Записки Нелли Говор, директора компании «Australian Travel Marketing»
Фотографии Игоря Брадиса, руководителя московского офиса АТМ

Назад